КАК УСТРОЕН ГИПНОЗ

Первый гипнотический феномен, который нам демонстрирует гипнотизёр-шоумен со сцены, это феномен абсолютно авторитарной власти над залом. Ибо гипноз, как и все остальное в человеческой коммуникации, основан на феномене доверия. Чтобы гипноз состоялся, гипнотизеру надо договориться* с гипнотизируемым, что он его будет гипнотизировать, а тот будет гипнотизироваться. Всякий же договор базируется на доверии – на уверенности, что стороны будут его выполнять. Из зала, уже потенциально готового подвергнуться гипнозу, гипнотизёр извлекает наиболее внушаемых персон (по сути, это те, кто более подвержен нерефлексивной реакции в коммуникации с данным специалистом по гипнозу). А уже с ними разыгрывает демонстрацию на сцене (причём, не со всей группой, а снова – с наиболее внушаемыми участниками; остальные при этом вступают в роли статистов-наблюдателей, подтверждающих оставшимся в зале людям гипнотические чудеса). Об этой технике, в частности, в своих интервью рассказывал Кашпировский, мастер сценического гипноза. Заслуга Милтона Эриксона заключается в том, что он продемонстрировал нам бытовые формы гипноза и самогипноза и объяснил, как их использовать в психотерапии. Эриксоновский гипноз, таким образом, как и сценический, в основе своей имеет договор/доверие. Но таким же «договором» пользуется и любая другая психотерапевтическая школа. Некоторые направления полагают даже, что психотерапевтический контракт следует и впрямь оформлять как юридический документ (кажется, в школе Трансактного анализа в ходу такая практика). Что ж, издревле известно, ничто так хорошо не изгоняет чертей, как бюрократическая бумага.
* этот договор может заключаться, как на сознательном, так и на бессознательном уровне.
#практикующий_терапевт_лж